Группа O.Torvald сломала стереотип о том, что после 24 места на «Евровидении» творческая жизнь музыканта заканчивается. Ребята получили звание самой гастролируемой группы страны, снимали клипы, писали новую музыку, добавили к своей армии «наших людей» определенное количество европейских фанов, а «на носу» у них – европейское турне.

В эксклюзивном интервью для сайта «24» фронтмен O.Torvald Женя Галич поделился творческими планами, своим видением будущего фестивальной жизни в Украине, мнением о нынешних перспективах Украины на том же «Евровидении», и – рассказал секрет, зачем рок-музыканты участвуют в не-роковых событиях.

О творческих планах, новой музыке и неожиданности для фанов

O.Torvald всю жизнь занимается музыкой. Просто в разные периоды жизни мы восхищались различными ее красками, постоянно меняемся и идем вперед.

Читайте также: Группа O.Torvald установил новый национальный рекорд: детали

Во-первых, мы взрослеем. Во-вторых – анализируем тренды современной музыки вообще, и не только в нашей стране. Здесь нельзя расслабляться, потому что сейчас происходит абсолютная деформация рок-музыки как таковой. Аналитика говорит о том, что классической рок-музыки как таковой больше не существует.

Мне кажется, что когда Курт Кобейн в 94-м году выстрелил себе в голову – он застрелил весь рок, который мог существовать потом.

Сейчас в чартах по всему миру очень много хип-хопа, соула, фанк-музыки, и все эти жанры используются мейнстримовая группами, которые являются законодателями рок-моды: Imagine Dragons, 21 Pilots. Все это микст сегодня уже тоже называются рок-музыкой.

Мы – тоже в тренде. Поэтому также подсматриваем какие-то «фишки». Как говорил в последнем интервью Мэтью Беллами, гитара уже давно не главный инструмент для создания рок-песен – это синтезаторы, какие-то искусственные звуки, на которых строится современная рок-музыка. И нам тоже это интересно, главное – не «передозировать».

Мы держим баланс между роком и новыми «фишками». В частности, вот экспериментировали таким образом в альбоме «Наші люди всюди» с диджеем Топольским. У нас было экспериментальное звучание так же и в «Бісайдах», в «Марії» и «Ліхтарях».

Если взять Metallica, и сравнить их музыку 81-го и 90-х годов – это разные музыкальные коллективы. O.Torvald тоже меняется или взрослеет, если хотите. И не скрываем это от наших фанатов.

Читайте также: Есть нечто более важное, – Женя Галич прокомментировал вручение премии YUNA 2018

Текущая задача – «показать» себя Европе. С 20 марта у нас начнется европейский тур, который продлится 10 дней – 10 концертов: в Польше, Австрии, Германии, Чехии. Это огромный опыт. А осенью мы готовим новые синглы, и они станут неожиданностью для любителей хорошей музыки.

К слову, о приятностях для поклонников – буквально вчера O.Torvald презентовал новый клип.

О сотрудничестве с мировыми звездами

Мы познакомились с американским музыкантом Ceekay Jones. Это абсолютно культовая фигура в хип-хопе, хард-коре. Мы планировали поработать с ним в нашей студии. Но так случилось, что он заболел, и наше сотрудничество пока ограничилась направлением к врачу. Сейчас общаемся в Фейсбуке, обсуждаем общие планы. Думаю, что он вернется в августе, и мы еще поработаем вместе.

Мы ждем других своих друзей. (Детали этого сотрудничества Женя Галич не стал пока разглашать, сохранил интригу – «24»).

О фестивалях и международных амбициях O.Torvald

Мы выступали на Przystanek Woodstock в Польше, мы посещали как лидеры мнений и послы фестиваль Sziget. И в этом году идут переговоры, мы можем принять участие также в некоторых европейских фестивалях. Что касается Przystanek Woodstock – это на 90%, в отношении Sziget – должны на конкурсной основе, как и все украинские группы, участвовать в отборе. Но есть и другие пути, они не касаются конкурсных фестивалей или премий: это когда группа за ее достижения, за то, что она собирает залы, приглашают на фестиваль в качестве хедлайнеров. На украинских фестивалях – не знаю ни одного, где бы мы не были хедлайнерами ни в прошлом, ни в позапрошлом году.

Нас несколько раз называли самой фестивальной группой года. Для нас это – как выпустить рыбу в воду, идеально: большая сцена, много людей. Мы умеем это делать, делаем хорошо, каждый раз – иначе. Иногда – я не помню, как мы это делаем, потому что это фестивали.

Но фестивальный дух нашей стране еще только начинает свое становление. Есть огромные фестивали – «ZAXIDFEST», «Atlas Weekend» – он был просто фантастический, «Файне місто», и другие – они действительно показывают абсолютно европейский уровень.

О.Торвальд

Но фестивальная культура у нас началась не так давно, ей до 10 лет. Организаторы – постоянно учатся. Например, на первом нашем ZAXIDFEST было до 5 тысяч человек небольшая деревянная сцена. Сейчас это – 20 тысяч человек, огромная сцена, 4 дня и хедлайнеры – мировые звезды: Matisyahu, Everlast, и их много. И это те же хедлайнеры, играющих в Европе. И это круто, что их можно услышать на фестивале под Львовом.

А для нас фестивали – это еще и наука. Мы видим, как выступают Everlast или Enter Shikari, это сильно мотивирует к развитию.

О «Евровидении»

Все, что происходит вокруг «Евровидения» – имеет косвенное отношение к музыке. Этот конкурс имеет весьма ощутимую политическую составляющую, и – это шоу. В частности в прошлом году внимание всех мировых средств информации было приковано к нашей стране. И когда Россия провела агрессивную пропагандистскую кампанию относительно своей конкурсантки (которой СБУ запретило въезд в нашу страну), зрители во многих странах ставили оценки украинском конкурсанту под влиянием этой пропаганды. Вот вам пример того, что говорить об этом фестивале, как сугубо о музыкальном, нет смысла.

Все, что происходило в нашей стране и во время прошлогоднего «Евровидения», и во время Евро-2012, имело больше политический характер, чем музыкальный и спортивный. Только в случае Евро эта политика работала на страну со знаком «плюс».

Недавно я нашел письмо девочки. В одном из интервью я говорил о семейных ценностях, семье, о болезни своего отца, что хотел бы посвятить этот фестиваль ему. В письме ко мне девочка писала, что в ее семье никогда не было мира, ее папа уже давно пьет, позволяет себе кричать, поднимать руку на маму, что она давно уже не его любимая дочь. И как-то во время ужина этот папа увидел именно то мое интервью. И после того пришел к дочери и на коленях просил прощения, говорил, что больше никогда так не будет себя вести.

«Уже две недели в нашей семье мир, мы вместе отдыхаем, проводим время. Я вам за это говорю спасибо». Это письмо перечеркивает любые негативы Евровидения. Все написанное в этом письме, стоит всего, что произошло с нами.

О Меловине

Слушатели сделали свой выбор. Я не музыкальный критик, но по моему мнению – это совершенно формат «Евровидения». Страна сделала свой выбор, и страна должна быть за него ответствена. Я ему желаю удачи, я счастлив, что этот человек пришел к своей мечте.

Галич О.Торвальд

Зачем «старой гвардии» нацотборы на «Евровидение»

Представьте себе, что вы очень любите рисовать. И для вас единственной возможностью зарабатывать деньги является продажа картин. Вы хороший художник. Но там, где вы живете, просто нет домов, где можно вешать ваши картины. Хотели, но некуда. В нашем шоу-бизнесе происходит нечто подобное.

Чтобы музыканты могли проявлять свое творчество, показывать его большой аудитории, чтобы на концерты этих музыкантов ходили, музыканты участвуют в рейтинговых шоу. По этому принципу работает весь мир. Просто если в мире есть номинации, премии, и они существуют так же давно, как и фестивали, то у нас это все в таком «дошкольном» состоянии. И если национальный отбор показывает хорошие рейтинги, то почему бы не показать там свои «картины» и показать, что ты хороший художник.

Поэтому я не рассматривал национальный отбор как возможность победить и впоследствии представлять страну, для меня это была платформа, на которой можно показать свои работы. И в этом году происходит то же самое. Я для себя с помощью нацотбора открыл прекрасного Laud, который шикарно поет и круто выглядит, абсолютно нереальную Vilna. Мы открыли так же шикарных и фантастических The Erised, Kadnay, Pur: Pur, и их много. Так же, на мой взгляд, благодаря нацотбору, люди открыли для себя Джамалу. Хотя до того – были концерты, альбомы, все окей. Массовая аудитория – это важно и нужно. Поэтому и The Вйо, Green Grey, O’Torvald пошли на национальный отбор, чтобы показать свои «картины».

О прошлом и будущем рок-музыки

В Украине сейчас 42 миллиона населения. По 100-200 тысяч в каждом городе, куда мы приезжаем. Но когда каждый день кто-то выступает – выходит перенасыщение.

Сейчас все могут проявлять себя, в интернете множество возможностей. Это раньше я приходил в библиотеку, и из журнала «Ровесник», о котором никто не знал, вырезал себе лезвием заметку о том, что Guns-n-Roses выпустили новый альбом. А в школе о них никто ничего не знал, вокруг царили «Ласковый май» и «Иванушки».

А когда к нам в Полтаву приехал «Парк Горького», я думал, что потеряю сознание от счастья. Это сейчас Слэшу из Guns-n-Roses можно написать «Привет, чувак, у меня гитара такая-то, что посоветуешь?». И он ответит, что является послом Gibson, например. Все это сейчас просто. Люди-селебритис постоянно в том Инстаграме, в том числе и я. Ты можешь их видеть. А раньше все, что я знал о «Парк Горького» – это журнал «Ровесник» и афиши по городу. И когда они вышли на сцену на стадионе – это было все.

А сейчас молодёжи даже трудно объяснить некоторые вещи. Например, моя дочь Ева недавно спросила у меня, что такое «магнитофон». Я не знал, как объяснить. И так же трудно объяснить, что можно было когда-то чего-то не знать. Гугл всему виной.

Євген Галич

О телепремиях и как они помогают рок-музыке

Они помогают, конечно. Посмотреть хотя бы на Монатика, которого я очень уважаю как артиста, он трудяга такой, что если бы наши политики так трудились, у нас был бы Сидней. Есть определенные схемы развития, плюс-минус одинаковые во всем мире. Есть лейблы, которые создают артистов, потом эти лейблы создают премии, артисты имеют к ним отношение, и с помощью позиционирования этих артистов как топовых, этих артистов и продают.

Так происходит на каждом талант-шоу: они создают артиста, показывают его. Но проблема талант-шоу в том, что они этих артистов пачками штампуют. А премии – это хороший случай, когда уже сформированные артисты или открытие, как Kazka в этом году, могут себя проявить перед большой аудиторией. Так же, как и с «Евровидением». Это схемы, по которым можно сбывать свою музыку.

О судействе на талант-шоу

Были такие переговоры. Я даже был на трактах в качестве судьи. Но я радикальный судья, меня немного опасаются, я скажу правду. Но я не знаю, как судить выступления детей. Я был на одном из кастингов. И говорить ребенку о том, что он должен вылететь из шоу – мне трудно. Но я бы с этим справился, и мне было бы интересно над этим поработать.

Мы иногда и приглашаем к сотрудничеству талантливых молодых чуваков. Например, мы были в туре с «Фонтализою», это группа из Донецка, которая уже переехала в Киев. Мы их брали на все 22 города разогревом в туре, показали их людям.

Я не продюсер пока. Меня всегда спрашивают: «Женя, скажи, как стать популярным, узнаваемым». Я говорю: «Чуваки, как только стану – обязательно расскажу». Я не имею представления, как правильно им сказать. Если бы мы работали по схеме американского шоу-бизнеса, где есть алгоритм, как создать артиста, продвинуть его, а в нашей стране это шанс, феномен. Я себя вижу сейчас в роли исполнителя и это самая комфортная для меня роль сейчас.

В следующей части интервью с лидером O.Torvald читайте про более личные вещи: политическую позицию Жени Галича, детали творческого пути и кое-что о воспитании детей и отцовстве.

Читайте также: Мы не будем играть в Крыму, пока награбленное не будет возвращено, – фронтмен Animal ДжаZ

Фото: Эдуард Крыжановский

Источник

загрузка...