Страны ЕС в Совете Евросоюза достигли компромисса по изменению газовой директивы, которое могло серьезно помешать проекту «Газпрома» «Северный поток-2» (Nord Stream 2). По данным “Ъ”, этот вариант дает «Газпрому» шанс избежать серьезных негативных последствий для проекта, поскольку переговоры по применению директивы будет вести Германия. Но само принятие директивы все же может затруднить и затянуть начало эксплуатации газопровода. В любом случае директива еще будет дорабатываться Советом ЕС и Европарламентом, и ее конечный вариант может выглядеть иначе.

Постпреды стран—членов ЕС при Совете ЕС 8 февраля одобрили поправки к газовой директиве (регулирует отрасль), открыв путь для ее доработки с участием представителей Совета, Европарламента и Еврокомиссии. Эти поправки, нацеленные против газопровода «Северный поток-2», который «Газпром» прокладывает по дну Балтийского моря в Германию, были призваны распространить на проект нормы ЕС. Берлин полтора года блокировал рассмотрение поправок, но из-за изменения позиции Франции вынужден был принципиально согласиться на их внесение (см. “Ъ” от 8 февраля).

Канцлер Германии Ангела Меркель первой, еще до сообщения Совета ЕС, заявила, что разногласия по проекту директивы с Парижем преодолены. Она также заявила, что Берлин не будет полагаться только на российский газ и готов закупать и сжиженный, из чего можно сделать вывод, что Германия не отказалась от поддержки «Северного потока-2». Германия и Франция в последний момент действительно внесли совместные предложения по изменению проекта директивы (“Ъ” их видел).

Главным нововведением стало то, что именно та страна ЕС, где находится первый пункт соединения газопровода из третьей страны с газовой системой члена союза, имеет полномочия вести переговоры о применении директивы.

В случае «Северного потока-2» это означает, что именно Берлин сможет решать, в какой степени директива будет применяться к газопроводу.

Петер Альтмайер, министр экономики Германии, в интервью Welt am Sonntag 10 февраля

В последнее время было много идеологически мотивированной критики в адрес этого столь важного для нашего энергообеспечения проекта.

Но если поправки одобрят в таком виде, проблем все равно не избежать. Во-первых, если «Северный поток-2» будет построен после даты вступления поправок в силу, он не сможет получить исключения из Третьего энергопакета ЕС по упрощенной процедуре (без исключений придется разделять владельца трубы и поставщика газа и дать доступ третьим лицам к мощностям газопровода). Вместо этого Германии и России придется заключать специальное соглашение о правовом режиме газопровода.

Причем Германия должна будет получать разрешение ЕК на такие переговоры, запросив его не позднее чем за пять месяцев до их начала. Брюссель должен дать ответ за 90 дней, но может запросить дополнительную информацию, после получения которой отсчет дней начнется заново,— так ЕК более двух лет затягивала выдачу исключений из Третьего энергопакета для газопровода Opal, не позволяя «Газпрому» полностью загрузить «Северный поток-1».

Наконец, Брюссель может и не дать разрешение на переговоры, если, например, сочтет, что те «могут повредить функционированию внутреннего рынка газа, конкуренции или безопасности поставок». ЕК должна получать отчеты о ходе переговоров и может настоять на участии своего представителя с целью ознакомления. Но из директивы был убран более жесткий пункт, позволявший ЕК выпускать инструкции по проведению переговоров и утверждать их итоги.

В проектной компании «Северного потока-2» Nord Stream 2 AG и «Газпроме» воздержались от комментариев. Собеседники “Ъ” в отрасли оценивают поправки с осторожным оптимизмом.

Но делать окончательные выводы рано: поправки могут измениться в рамках переговоров между Европарламентом и Советом ЕС, которые, как сообщил глава профильного комитета парламента Ежи Бузек, начнутся уже 12 февраля. Нельзя также исключать того, что стороны не сумеют принять поправки до майских выборов в Европарламент. Тогда их вряд ли примут в этом году, а «Газпром» планирует достроить «Северный поток-2» в четвертом квартале. Поправкам предстоит пройти и юридическую экспертизу, которая должна оценить и то, зачем они вообще нужны. В начале февраля консалтинговая компания Arthur D. Little в анализе поправок отметила, что, если проблема нехватки правовой определенности в отношении морских газопроводов из третьих стран в ЕС и существует, то поправки ее только более запутают.

Согласованные Германией и Францией поправки снимают риски того, что полномочия по предоставлению исключений из Третьего энергопакета будут переданы ЕК или отданы на откуп коллективному решению нескольких стран ЕС, говорит Алексей Гривач из ФНЭБ. «Но возникают риски затягивания ввода «Северного потока-2» из-за необходимости коммуникации с ЕК,— продолжает он.— Кроме того, Германия получает дополнительный рычаг давления на Россию в переговорах по транзиту газа через Украину». Но, считает господин Гривач, поскольку Россия и Германия и так договорились о сохранении транзита после 2020 года, а процесс заполнения нового газопровода всегда происходит поэтапно, эти сложности не являются новыми и принципиальными.

Юрий Барсуков

В январе Еврокомиссия в новом раунде переговоров «Газпрома» и «Нафтогаза» по газу впервые выступила с собственными предложениями по срокам и объемам транзита газа через Украину после 2019 года. Там уверены, что новый контракт должен быть долгосрочным, а объемы прокачки — экономически выгодными для привлечения европейского инвестора. Киев готов рассмотреть предложения ЕК, но в Москве считают, что до предметных переговоров необходимо закрыть все судебные тяжбы между сторонами.

Читать далее

Источник