На Украине нет «партий мира», а «партии войны», напротив, набирают политический вес, столь необходимый перед предстоящими в 2019 году парламентскими и президентскими выборами. Во вторник глава Совета национальной безопасности и обороны Украины Александр Турчинов вновь объяснил, для чего был принят закон о реинтеграции Донбасса.

Напомню, что сразу после голосования украинских депутатов по реинтеграционному закону внешнеполитическое ведомство РФ сделало заявление, в котором назвало действия Киева подтверждением линии на «решение проблемы Донбасса силовым путем», фактически подготовкой к новой войне.

И вот теперь в интервью Громадьскому ТВ Турчинов подтвердил: закон о реинтеграции не исключает силового пути в отношении республик Донбасса и «создает для этого предпосылки». По мнению секретаря Совета национальной безопасности Украины, «более не надо принимать дополнительные акты, которые бы обеспечили правовое поле для применения силы». Иными словами официальный Киев полностью развязал себе руки для начала активных боевых действий на Донбассе, даже если такой сценарий противоречит Минским соглашениям. О таком развитии событий ранее Москва предупреждала партнеров на Западе. Процитирую спикера Совета Федерации Валентину Матвиенко: «закон о реинтеграции похоронил Минские соглашения и создал условия для безответственного бесконтрольного использования украинских вооруженных сил».

В интервью Громадьскому ТВ, данному для «внутреннего пользования», но с явным прицелом, чтобы его услышали на Западе, Турчинов опроверг и другой важнейший пункт договоренностей в Минске — об амнистии для жителей Донбасса, сражавшихся против украинской армии. Ранее, выступая на телеканале «Россия 1», министр иностранных дел России Сергей Лавров объяснял, что Киев находится «в одном шаге» от колоссальной ошибки, связанной с отступлением от Минских соглашений. В этой связи, рассказал глава МИД России, на Западе укрепляется мнение о «необходимости все-таки вразумить президента Порошенко». Однако заявления Турчинова свидетельствуют о том, что вразумлять предстоит всю украинскую властную верхушку, и европейские эмиссары с этой задачей не справляются.

Во вторник диагноз Украине поставил вытолканный в шею с Украины на территорию Польши экс-президент Грузии Михаил Саакашвили. Он назвал украинское государство «нуждающимся в генеральной уборке», поскольку страна «неработоспособная и самая бедная в Европе». И объяснил причины: «семь олигархов взяли в заложники все богатство Украины исключительно для собственного обогащения».

Турчинов может играть при украинском лидере заведомо отведенную ему роль публичного «отрицательного героя»

Заявления Турчинова лишний раз подтверждают, что вместо реформ, к которым Киев призывают едва ли не все его «кукловоды», Украина усиленно готовится к горячей фазе войны, способной предотвратить поражение правящей верхушки в случае досрочных выборов главы государства и депутатского корпуса. Конфликт на востоке страны подогревают в значительной мере внутренние факторы: как пишет Foreign Policy, любой компромисс с республиками Донбасса и Россией выглядит сегодня на Украине провокационным предложением.

По мнению издания, «для некоторых в Киеве быть сторонником жесткой линии синоним успешной политической стратегии, а популярность взглядов людей вроде Турчинова подталкивает даже тех, кто сначала склонялся к миру, занять воинственную позицию».

Политические комбинации на Украине значительно сложнее простой причинно-следственной цепочки: что у Порошенко на уме, у Турчинова на языке. С учетом порой скрытно конфликтных отношений президента Украины с различными полюсами силы в Европе и США Турчинов может играть при украинском лидере заведомо отведенную ему роль публичного «отрицательного героя», в голливудской кинематографии — плохого полицейского. На этом фоне исполненный показного миролюбия Порошенко выглядит для западных партнеров Украины единственным шансом на мирное урегулирование конфликта и гарантом хотя бы формальной приверженности Киева Минским соглашениям. При этом за кадром остаются воинственные заявления самого Порошенко, которые не оставляют дипломатам пространства для обсуждения. А отдельные мирные договоренности, такие, например, как недавно прошедший обмен пленными между Украиной и республиками Донбасса, стали скорее редким политическим «чудом», чем позитивным сигналом, свидетельствующим о начале диалога конфликтующих сторон без предварительных условий по утвержденной в Минске дорожной карте.

Источник