Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган выступил с заявлением, в котором анонсировал новые военные операции турецкой армии на территории Сирии, передает УНН со ссылкой на Reuters.

“Мы не остановимся в нашем противодействии террористическим организациям. Мы начнем новые операции, в дополнение к „Щиту Евфрата“ и „оливковой ветви“. Наши военнослужащие готовы к этой миссии”, — сообщил турецкий лидер.

Эрдоган пообещал, что армия Турции и дальше будет вести боевые операции против курдского ополчения, которое расценивается властями страны в качестве террористической организации. Президент сделал это заявление во время зачитывания его предвыборного манифеста за месяц до того, как в Турции пройдут парламентские и президентские выборы.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: В Турции заявляют, что закупят российские ЗРК С-400 несмотря на предостережения США

Напомним, Генеральный штаб Турции 20 января 2018 объявил о начале военной операции против вооруженных формирований сирийских курдов в районе Африна на северо-западе Сирии. Многими аналитиками и официальным Дамаском операция воспринимается как интервенция турецких войск и так называемой “протурецкой Свободной Сирийской Армии” при поддержке исламистов в сирийский район Африн против позиций курдской партии “Демократический союз” в Сирии, её вооруженного крыла “Отряды народной самообороны” и “Отрядов женской самообороны”. Турция также заявляет, что воюет против Исламского Государства (ИГ), хотя независимых подтверждений этому нет. Демократическая федерация Северной Сирии претендует на Африн и его окрестности в качестве региона Африн.

Условность и произвольность границ, сложившихся на Ближнем Востоке после распада Османской империи, ярко иллюстрирует “курдская проблема”: на начало XXI века курды остаются крупнейшим из народов без собственной государственности (по разным оценкам курдов насчитывается от 20 — до 40 млн человек). Проживая преимущественно на этнической территории под названием “Курдистан” (юго-восток Турции, север Ирака, запад Ирана, северо-восток Сирии), в рамках которой курды составляют абсолютное или относительное большинство, курдская элита питала надежду на ратификацию Севрского мирного соглашения (1920) между Турцией и Антантой, которая предусматривала создание независимого государства курдов. Однако этот договор так и не вступил в силу и был аннулирован после подписания Лозаннского договора (1923) — большая победа для нового турецкого государства Кемалистской революции и крупное поражение проекта независимого Курдистана. Несмотря на 3500-летнюю историю существования народа, курды так и не получили своего государства.

С тех пор проблема курдов, разделенных границами Турции, Ирака, Ирана и Сирии (турецкий Курдистан — самый большой по площади и количеству курдского населения, далее — по убывающей) стала одной из многих “пороховых бочек” Ближнего Востока, которая периодически “взрывается” кровавыми вооруженными конфликтами и противостояниями.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Президент Турции объявил о взятии Африна

Нежелание Анкары мириться с потенциальной государством курдов (весной 2016-го, выполнив приоритетную цель географически соединить три кантона, сирийские курды провозгласили Федерацию Северная Сирия в составе Сирийской Арабской Республики) кроется в социально-экономической плоскости, ведь турецкий Курдистан охватывает значительную часть турецких территорий с большими разведанными запасам нефти, которые Анкара не хочет терять в пользу курдов, в отношении которых проводится политика ассимиляции и угнетения (до 1991 официальные турецкие документы именовали курдов “горными турками ”, а само слово “Курдистан” запрещено). По мнению турецких официальных лиц, стремление к широкой автономии не является конечной целью сирийских курдов и РПК (Рабочая партия Курдистана), а необходимым и приемлемым на данный момент этапом на пути к построению независимого Курдистана (который должен охватывать юго-восток Турции, север Ирака, запад Ирана, северо-восток Сирии).

Таким образом, “красная линия” для Анкары — расширение контролируемых курдами территорий. К началу 2018 курды контролировали 700 из 900 километров сирийско-турецкой границы, представляло угрозу для юго-востока и востока Турции, которые заселены преимущественно курдами. То есть курдов Сирии, которые “кровью, тяжким трудом, слезами и потом” получили фактическое (не юридическое) региональное самоуправление в Сирии отделяет от курдов Турции только граница.

По материалам: www.unn.com.ua

Источник