Первый январский номер влиятельного британского
еженедельника «Экономист» преисполнен оптимизма. Рубикон кризиса преодолен,
полагает издание, и в выигрыше окажутся прежде всего развивающиеся страны.
Более того, стартовавшее десятилетие пройдет под знаком экономического рывка
Китая, Бразилии, Индии и устремившихся вслед за ними стран помельче. И хотя
Украина в этом списке «Экономиста» не фигурирует, в стране и за ее пределами
нарастает критическая масса ожиданий, что хаосу приходит конец – независимо от
того, чье имя будет произнесено председателем ЦИК в качестве победителя
президентских выборов.

 

Страна настолько устала от беспрерывного потока
депрессивных новостей, что какая-либо потенциально стабилизирующая весть будет
воспринята как предвестник экономического омоложения. Мы упали настолько низко
– в статистике, в международных рейтингах и во внешнем восприятии – что
остается только путь наверх.

 

Несомненно, можно деградировать и дальше – к плинтусному
уровню Судана, Сомали и иже с ними неудавшихся государств – но такой
катастрофический сценарий рассматривать невмоготу.

 

Национальная денежная единица и ее брачные узы с долларом
традиционно выступают мерилом нашего экономического и даже психологического
состояния. По мере ослабления этих уз и пропорционально умалению доли доллара в
национальной экономике (что соответствует общемировым тенденицям) весомость
этого критерия – привязки UAH k USD – будет ослабевать. Но это попозже. А пока
что наш горизонт ограничен вторым туром выборов: нас интересует не только имя
нового хозяина на Банковой, но и валютный курс. Рассмотрим три потенциальных
сценария и оценим их вероятность.

 

Сценарий первый Девальвация гривни. Вероятность – 10%

 

Кроме апокалиптического варианта обострения политической
междоусобицы и газового недопонимания с Москвой, иных факторов, толкающих
гривню к девальвации, не наблюдается. Платежный баланс стабилизировался –
вскоре мы будем импортировать столько же, сколько и вывозить. Основные платежи
по внешнему государственному долгу проведены в ушедшем году, и график
возмещения суверенного долга в 2010-м относительно легок. Обремененный внешними
долгами корпоративный сектор в 2009-м продемонстрировал умение договариваться с
кредиторами (чего следует ожидать и в 2010-м). Ажиотажный спрос населения на
валюту ослабел. И НБУ, похоже, взял в руки штурвал управления курсом.

 

Потенциально могут потянуть гривню ко дну два конфликта –
послевыборный, если проигравший будет радикально торпедировать результаты
народного волеизъявления, что отпугнет и без того насупившихся инвесторов. И
газовый, поскольку существующая схема расчетов за газ нежизнеспособна. Несостоятельность
«Нафтогаза» ( а с ней – и нынешнего курса гривни) может наступить в любую
минуту, если пациента отключить от системы искусственного поддержания
ликвидности в виде казначейских облигаций, бюджетных субсидий и банковских
кредитов.

 

Сценарий второй Стабилизация гривни на уровне 8 за доллар.
Вероятность – 30%

 

Похоже, гривня нащупала точку промежуточного равновесия.
Психологически приемлемый курс в 8 единиц за доллар комфортен для
межбанковского рынка; для Нацбанка, который уже начинает понемногу, как в былые
славные годы, скупать излишек валюты; для экспортеров, которые все охотнее
возвращают валютную выручку в страну, ожидая укрепления гривни. И даже для
населения, которому лучше доллар по 8, но сегодня и в свободной продаже, чем по
6,50 – но неизвестно когда и из-под полы.

 

Хотя относительная стабилизация гривни может объясняться
кратковременным притоком в стану предвыборных денег…

 

В любом случае, нынешний диагноз гривни непоказателен.
Пойдет она на поправку или в очередной раз в реанимацию, покажут выборы.

 

Сценарий третий Медленное укрепление гривни – 60%

 

И все же куда больше оснований полагать, что гривня начнет
после выборов постепенно, сбрасывая копейку за копейкой с курса, укрепляться.
Укрепляться резко ей не позволит Нацбанк – кто бы его ни возглавил после
Владимира Семеновича.

 

Именно решение НБУ прекратить раздачу кредитов в
иностранной валюте может оказаться тем элементом, которого так не хватало
гривне. У этого решения – благоприятные последствия, которые проявятся не
сразу. Поскольку возбраняется давать кредиты в валюте, у банков пропадает
интерес к привлечению валютных депозитов. Уже в январе после праздников мы
увидим резкое падение ставок по валютным вкладам. У людей ослабевает интерес к
доллару, если доход от его размещения на банковском депозите чисто
символический. Постепенно это приведет к атрофии спроса на валюту, а в конечном
итоге скажется на уменьшении долларизации нашей экономики.

 

После выборов в страну пойдут инвестиции. Уже сейчас среди
экспортеров крепнут ревальвационные ожидания, и они заводят в страну все больше
валюты, чтобы успеть продать ее по восемь гривен за доллар. И уже появилась
первая ласточка, знаменующая грядущее укрепление гривни – нерезиденты покупают
все больше казначейских облигаций. Согласно статистике НБУ, по состоянию на
конец года иностранцы владели госбумагами на сумму в полмиллиарда гривен – что
на 360 миллионов больше, чем в октябре. Конечно же, нерезиденты летят в страну
прежде всего на свет беспрецедентно высокого процентного дохода – до 28% годовых.
Но также они рассчитывают на двойной куш: что будут менять гривню на доллар уже
по ревальвированному курсу. Посему есть 60-процентные основания ожидать, что
после выборов гривня будет осторожно укрепляться.

 

Для денег главное спокойствие

 

За девальвационно-ревальвационными «соснами» важно
разглядеть «лес» и сделать следующие выводы. Их, по крайней мере, три.

 

Мы перестанем считать все в долларах. Чем дальше, тем
меньше будет среднестатистический украинец пересчитывать параметры своего благосостояния
в доллары или евро. Парадоксально, но гривня, даже ослабев, более прочно входит
в наш обиход. Если вам случалось делать ремонт или строить дом в 2009-м, не
припомните, когда вы последний раз рассчитывались со строителями баксами? То-то
же.

 

Курс будет плавающим. Вчера по 5, сегодня по 8, а завтра
по 7,60. Времена гривни, намертво прикипевшей к денежной единице США или
Европы, ушли в прошлое. Курс будет меняться, ибо он – буфер и бампер, который
будет принимать на себя и амортизировать внешние экономические потрясения.
Главное, чтобы «амортизировал» уверенно и спокойно, о чем и должен позаботиться
Нацбанк.

 

«Рулить» курсом должны не политики, а экономика. Уверения
политиков, предписывающих гривне, что она должна стоить столько-то и столько –
от лукавого. Не политикам определять, сколько стоить гривне, а экономике. Не
будут политики изощряться над экономикой – будет и гривне спокойнее, и нам с
вами.

 

aa15f7baf1e5ce3ce3c87bce65b5a483.jpg

177