Интервью с министром иностранных дел Чехии Карлом Шварценбергом о том, почему надо заморозить отношения с Киевом.

 

Respekt: Семь лет лишения свободы для бывшего премьера Украины Юлии Тимошенко Вы резко осудили. Какие дальнейшие шаги как реакцию на вердикт Вы будете предпринимать?

 

Карел Шварценберг: Посмотрите, честно говоря, у нас есть много других возможностей помимо протестного заявления, которое мы уже сделали. Теперь появляются тревожные сообщения, что у г-жи Тимошенко на шее еще два новых процесса. А это действительно недопустимо.

 

— Вы в таком случае не собираетесь отправиться на Украину и встретиться там с оппозицией, чтобы ее поддержать? 

 

— Я бы отправился сегодня же ночью, если бы таким образом мог что-то сделать. Я не сторонник катастрофического туризма, чтобы собрать заголовки и фотографии в газетах, что я могу появиться везде. Если возможности помочь прямо на месте нет, я не буду устраивать шоу.

 

— Чехия ежегодно на проекты по демократизации на Украине выделяет несколько миллионов крон, вы рассматриваете возможность увеличения этой суммы? 

 

— Я еще не знаю, что у меня будет в бюджете на следующий год. Есть несколько проектов, которые мы бы хотели поддержать. Но пока весь бюджет не пройдет через парламент, и с учетом сокращения финансирования, которое все еще идет, я не рискну сейчас обещать и ломаного гроша.

 

— Чешские дипломаты каким-то образом будут участвовать в переговорах о предоставлении президентской амнистии Юлии Тимошенко, что сейчас активно обсуждается?

 

— Мы рады помочь, тем не менее, я считаю, что здесь есть чуть более крупные игроки, чем мы. Мы не должны забывать, что Польша, а это в настоящее время председатель стран Европейского Союза, сама больше всех заинтересована, чтобы как-то разобраться с Украиной. Германия в этом тоже очень заинтересована. То есть это случай, где мы были бы только третьи по счету.

 

— Несколько дней назад при драматических обстоятельствах с Украины сбежал ключевой свидетель в случае политически мотивированного убийства журналиста Гонгадзе. Свидетеля могли убить. Все еще идет процесс над возможным заказчиком убийства – бывшим президентом Кучмой, и этот человек мог дать свидетельские показания против него. Мы будем таким людям предоставлять политическое убежище?

 

— Всегда. Двери Чешской Республики всегда будут открыты для тех людей, кто по праву опасается за свою жизнь и кого не в чем упрекнуть, кого преследуют по политическим причинам, чье здоровье и жизнь в опасности. Нашим гражданам в свое время так тоже помогали другие страны. Как известно, сейчас у нас уже есть один бывший украинский министр, которому на Украине грозило уголовное преследование.

 

— Как Вы объясните то, что дело дошло до осуждения Тимошенко? Чего таким образом хочет добиться президент Украины?

 

— Исключить ее из оппозиции, чтобы она не вела кампанию главной оппозиционной партии. Очень просто. Но, к сожалению, у меня складывается впечатление, что президент Украины немного засмотрелся на авторитарную систему, которая господствует в соседней России. Активная оппозиционная политика ему не нужна, значит, ее надо убрать. Чтобы она не могла участвовать в следующих выборах.

 

— Вы с другими министрами иностранных дел ЕС уже что-то решили, как реагировать на вердикт? Официально это обсуждалось в Брюсселе?

 

— Об этом шла дискуссия, результат – то заявление, которое делала баронесса Эштон, что приговор г-жи Тимошенко повлияет на взаимоотношения ЕС и Украины, в том числе на заключение соглашения об ассоциации. Это соглашение — первый институциональный шаг к большему взаимному сближению. И еще вопрос, будет ли теперь президент Украины Янукович принят в Брюсселе, что как раз должно было скоро произойти из-за переговоров о соглашении. Я отметил, что министр иностранных дел Украины уже сделал заявление, что точная дата встречи еще не установлена. И что Янукович поедет, только если работа над договором серьезно продвинется. По сути, сегодня президент Украины при таких обстоятельствах был бы очень нежеланной персоной, и он об этом знает.

 

— Если Тимошенко не выпустят из тюрьмы, а этого требует ЕС и представляемое Вами правительство, Вы будете блокировать заключение соглашения об ассоциации?

 

— Соглашение просто не пройдет, потому что против него выступит значительная часть европейских стран, Европейский парламент и так далее. Жаль, я был бы рад, если бы Украина стала к нам ближе, но при таких обстоятельствах это невозможно. Если бы у себя дома вы были известны тем, что каждый день режете свою дочь до крови, тогда, наверное, вряд ли бы соседи позвали вас на ужин. Это то же самое. Причем должно быть ясно, что речь идет не только о том, чтобы г-жу Тимошенко выпустили на свободу, а главным образом и прежде всего — об установлении прав человека и политических прав для всех.

 

— Но как вы хотите этого добиться? 

 

— Мы понимаем, что у приближения Украины к России есть свои пределы, поскольку Янукович тоже не хочет потерять независимость и стать полностью зависимым от России. Так рассуждают и другие люди из его «Партии регионов». Они, наоборот, хотели бы самым простым способом присоединиться к Европейскому Союзу, однажды даже вступить в него. Но для большинства таких власть имущих первое, конечно, обеспечить собственную власть. Мы должны им терпеливо объяснять, что так нельзя.

 

— Если это не удастся, и Украина склонится в сторону России, это не будет означать больших рисков для ЕС?

 

— Я ясно себе представляю, как президент Янукович будет пытаться шантажировать. У Европейского Союза масса недостатков, но он придерживается своих принципов. И поэтому мы не можем принять европейские страны, и я подчеркиваю, что Украина – европейская страна, пока они не будут уважать то, что мы считаем важным. То есть в первую очередь правовое государство, свободу и демократию.

 

Ондржей Кундра, Respekt, Чехия

 

 

 

d6e690b8967077e5569a615143eeebe3.jpg

153

загрузка...