В январе заработали скандальные нормы о «сексе по расписке». В уголовный кодекс внесли новые трактовки понятий изнасилования и сексуального насилия, которые «Страна» уже детально разбирала. 

Вкратце — теперь изнасилованием считается даже секс без физического насилия. При условии, что партнер не высказал своего добровольного согласия на интим. А сексуальным насилием правоохранители могут счесть даже поглаживание по коленке — если объект влечения был против. 

Собственно, вокруг понятия «добровольное согласие» и закрутился весь сыр бор. Что под этим понимается? Достаточно ли просто не говорить «нет» (и тогда это засчитывается как подтверждение добровольности) или же необходимо все-таки давать устное или письменное согласие? И если да, то как его фиксировать?

Накануне вступления в силу новых норм в правоохранительных органах потратили немало усилий, чтоб успокоить украинцев и сказать им, что расписок никаких не надо, и что полиция будет и дальше исходить из того, что любой половой акт, не сопряженный с насилием, является делом добровольным. А заявления об изнасилованиях, как и прежде, будут расследоваться обычным путем, через сбор доказательств и исходя из презумпции невиновности (то есть автоматически никто в тюрьму по заявлению женщин мужиков бросать не будет).

И народ почти что успокоился.  

Но тут Минюст и Минздрав разразились своими собственными разъяснения к «изнасилованным» нормам УК. Цель была видимо та же — успокоить общество. Но эффект получился обратный. По сути они подтвердили те страшилки, которые бытовали до 11 января. 

«Страна» узнавала, как видят процесс секс ведомства Супрун и Петренко и чем это чревато для украинцев. 

«Согласие можно отозвать в любой момент»

Самый спорный и странный тезис «подарило» министерство юстиции. Его юристы решили, видимо, сделать процесс секса максимально непредсказуемым и отдельно прописали, что согласие на секс не распространяется на весь период полового акта.

То есть — человек может в любой момент изменить свое мнение. «И если в процессе вам сказали «нет», стоит оставить человека в покое», — разъясняют в ведомстве министра-холостяка Петренко.

Но это еще цветочки.

Главное в другом — Министерство юстиции де-факто подтвердило: разговоры об обязательном согласии на секс не беспочвенны. 

Когда скандальные нормы УК только начали обсуждаться, власти бросились высмеивать мем «секс по расписке», напирая на то, что такого в законе вообще-то не указано.

И это верно — прямо об этом не говорится. Но расписка, самодельные образцы которой уже гуляют по Сети, по факту является единственным способом хоть как-то отвести от себя дальнейшие обвинения в изнасиловании (хотя юридически оно по сути никчемно). 

Во вчерашнем заявлении это подтверждает и сам Минюст.

«В законе речь не идет о том, что для добровольного секса нужна расписка партнера. Она может лишь подтвердить, что в начале акта лицо было на него согласно. Достаточно получить четкое недвусмысленное согласие партнера», — говорится в заявлении ведомства. Правда, у Петренко не указывают, каким способом, кроме расписки или, скажем, записи на видео, можно такое согласие потом доказать.

Ключевой момент: Минюст считает, что для доказательства добровольного согласие должно быть некое действие — «получение четкого недвусмысленного согласия партнера» (типа произнесение фразы: «да, я согласна»). Просто отсутствие слова «нет» (как обычно в нашей культуре женщины выражают свое согласие на секс) уже не «канает», если исходить из логики министерства Петренко.

А значит, повторимся, возникает правовая коллизия — как затем доказать наличие высказанного согласия?

Остается надеяться, что разъяснение Минюста не станет руководством к действию для полиции при расследовании заявлений об изнасилований и МВД будет как и раньше исходить из необходимости сбора доказательств вины подозреваемого.  

 

Атака на институт брака

Еще одно разъяснение Минюста касается секса в браке — и между бывшими супругами. 

Согласно изменениям в Уголовный кодекс почему-то половой акт без согласия между мужем и женой является отягчающим обстоятельством (!) и влечет срок от 5 до 10 лет лишения свободы. То же самое касается и гражданских супругов, и разведенных пар. 

По «сексуальному насилию» — то есть действиям сексуального характера, совершенные без проникновения в тело партнера — ситуация та же. В браке оно карается строже, чем вне его. 

На самом деле это сильный удар по и без того переживающему кризис институту украинской семьи. Ранее считалось, что любой секс в семье априори добровольный (за исключением случая, когда муж принуждал жену к сексу с применением силы). Конечно, нередко бывают случаи, когда жена не хочет, а муж настаивает на исполнении «супружеского долга». Но если для жены это являлось категорически недопустимым моментом, то проблема до сих пор решалась очень просто и без применения уголовного кодекса — жена просто уходила от мужа.

Новое же законодательство открывает большой простор для манипуляций. Несложно предугадать, как поссорившиеся супруги начнут теперь использовать этот аргумент, скажем, в судебных тяжбах между собой. Факт изнасилования — мнимого или реального — способен повлиять на решение гражданских судов по разделу имущества или детей. И обвинить в таком насилии теперь стало гораздо проще (даже если его не было на самом деле). 

То есть законодатели прямо подталкивают украинских мужчин не оформлять отношения с любимыми женщинами официально. Теперь проще заводить ни к чему не обязывающие отношения — если тебя обвинят в изнасиловании или секс-насилии, то ответственность будет менее строгой и имущество у тебя никто при разводе не отсудит.  

И уж совсем нелогично, что за харрасмент (то есть принуждение к сексу с использованием служебного положения), предусмотрена самая мягкая мера — до 2 лет тюрьмы или просто штраф. 

Вкратце весь свой довольно скандальный ликбез Минюст упаковал в инфографику.

Поцелуй = изнасилование

О том, что чиновники Минюста скорее всего просто некомпетентны, говорит и разъяснение от главы Минздрава Ульяны Супрун. Впрочем, и оно рождает много вопросов. 

По ее версии, обновление понятия «изнасилование» заключается в том, что отныне им будут считаться «действия сексуального характера, связанные с проникновением в тело другого лица с использованием гениталий или любого другого предмета, без добровольного согласия потерпевшего».

История с проникновением сама по себе крайне интересна. Ведь по формулировке Супрун, изнасилованием может таким образом стать даже «французский» поцелуй, когда язык проникает в рот партнера. При этом в случае с женщинами, которые, случается, тоже насилуют мужчин, проникновения вообще может и не быть — хотя факт полового акта будет налицо. 

То есть — если женщина изнасилует мужчину, это определят как более легкое преступление: сексуальное насилие. По версии Минздрава, его можно сформулировать так: совершение любых насильственных действий сексуального характера, не связанных с проникновением в тело другого лица, без добровольного согласия потерпевшего. 

Выводы из вольных трактовок секс-норм УК профильными министерствами неутешительны. Закон позволяет привлечь к ответственности после любого полового акта и любого человека — если у второго партнера появились резоны как-то навредить или отомстить. 

При этом если с изнасилованием вопрос хоть в какой-то степени определенный — то под «сексуальное насилие» могут попасть практически любые любовные поползновения, включая поглаживание по коленке, поцелуй или, к примеру, непристойные смски. 

Особый удар закон наносит по институту семьи. Он увеличивает возможности супругов манипулировать друг другом при разводе при разделе имущества и детей. 

Чиновники утешают, что в Украине действует презумпция невиновности, и доказывать насилие придется потерпевшей стороне.

Однако это не более чем риторика. Упростив обращение в полицию по «сексуальным» статьям, законодатели создали множеству людей проблемы на голом месте. И вмешались в одну из немногих сфер, где люди раньше обходились без властей — секс. Сделав его последствия непредсказуемыми и опасными. 

Остается лишь надеятся на мудрость украинского народа и, особенно, украинских женщин. В том числе и об этом подробно рассказывается в блоге Олеси Медведевой.

Источник

загрузка...